» » Харакири. Красиво умирать — не запретишь!

Харакири. Красиво умирать — не запретишь!

Харакири. Красиво умирать — не запретишь!


Трудно сказать, насколько сознательнонароды стремятся иметь в запасниках национальных прибамбасов что-нибудьтакое, чего ни у кого нет. Но собственным колоритом взахлеб умиляютсявсе, если даже он заключается в разведении женщин с неподъемнойзадницей, увенчанной тонкой талией (это своего рода "фуагра" дляэротоманов с черного континента).

И зря злобный мечтатель Ульянов надеялся стереть различия международами (хотя он делал ставки на такие методы, что у него могло иполучиться). Но... пронесло! Ведь чем плохо? Мы — такие, а вы — такие,давайте дружить! "Вы" — это определенно те, которые не "Мы". В русскомязыке нет специального слова, означающего "не русский". И, кажется,такого слова нет ни в одном европейском языке. Отличились в этом планеевреи, они не евреев называют "гоями", и японцы, называющие не японцев"гайдзын".
О гоях разговор отдельный, а гайдзын — это не просто иностранец, ачеловек, не способный уразуметь японский стиль жизни. Что на этосказать? Японцы! Знаете, что? Вам тоже не понять загадочной
русской души. А кроме души, есть еще Москва, которая "Третий Рим, ачетвертому не бывать". (Правда, непонятно — почему, то ли мы непозволим, то ли быть Римом больше никому не хочется, оно и понятно,Древний Рим кончил плохо, Константинополю тоже не повезло, вон он, весь втурках, стоит, переделанный в Стамбул. Так что, чур нас!) Еще естьСвятая Русь, (святая, как и другие государства, то ли еще святее/но засчет чего, пока уточняется). И ладно, сути это, правда, не меняет, новсе равно приятно.
Это "наш ответ Чемберлену" за "гайдзына". И обратите внимание — гайдзын, гой. Ох уж эта буква "г"...
Но японцам, конечно, есть, что на это ответить. Ведь они придумали то,до чего ни одни гайдзын на свете не додумался. Хара-ки-ри!
Японский эксклюзив Харакири — это японский запатентованный метод уходаиз жизни. Кажется, что такого? Смерть, по крайней мере, в одномэкземпляре точно достанется каждому. С этим перебоев в небеснойканцелярии пока не случалось. Но некоторые, знаете, умеют делать деньгииз воздуха, а вот японцы сумели сделать искусство из смерти.
Слово харакири буквально означает "резать живот". Остальные народы дляосуществления тех же целей — скажем так, для путешествия в другие мирыбез обратного билета — целились в другие
части тела. Предпочтение давалось, конечно, сердцу, туда как раз ивонзила кинжал Джульетта. И понятно почему — где сердце, там и душа, этоей намек: лети, голубушка, а то засиделась тут. А вот японцы целятся вживот. Почему? Потому что, в отличие от западных народов, они верят, чтодуша, вернее, дух (воля) обитает в животе. И так как этой самой воли(или души) никто не видел, спорить об этом бесполезно.
Это странный обряд, вызывающий у западного человека разнообразныечувства, с одной стороны, уважение к бесстрашию совершающего такое надсобой, с другой — ощущение дикости, жестокости, нелепости происходящего иеще что-то на тему " Восток — дело тонкое". А помимо этого, в живот илив сердце, да хоть в ухо — все равно
это самоубийство, суицид, раз и навсегда осужденный западным сознанием, и тем более западными религиями.

Японские рыцари и их понятия
Сразу скажу, не все японцы забавлялисьвспарыванием живота. Большинство все-таки уходило из жизни, подобногайдзы-нам, банальной физиологической смертью. Харакири — дело рыцарей. ВСтране восходящего солнца (если точнее перевести с японского, в Странесолнечного корня) были свои рыцари — самураи, равнодушные к боли,презирающие смерть. Они и придумали харакири.
Харакири — это следствие самурайского кодекса чести. У японцев, вотличие от западных народов, понятие "честь" не имело столь широкогопрочтения. Крылатая фраза Талейрана — " быть политиком, значит,предугадать, в какой момент чью сторону надо занять" — вряд ли была бывоспринята самураями должным образом. (Они бы, наверно, подумали, что он— нечестный человек, а на самом деле Талейран — симпатяга, остроумныймужик, многие и по сей день учатся у него жизнеутверждающему цинизму, ивоистину, кто еще, кроме него, сумел служить сперва Бурбонам, потомНаполеону, а потом опять Бурбонам?)
Кажется, у самураев хуже обстояли дела с чувством юмора, котороепомогает западному человеку быть всеядным в вопросах чести. Но именуетсяэто не всеядностью (фу! какое нехорошее слово), а здравым смыслом. Усамураев не все было в порядке со здравым смыслом. Вот посудите сами.

Немного истории
С тринадцатого века, когда властьяпонских императоров стала номинальной, правление страной взяли в своируки военачальники. С тех пор все, носившие оружие, начиная отвсесильного сегуна, верховного правителя, и кончая рядовым
солдатом, именовались самураями,
буквально — "служащими". Высшими добродетелями самурая считалисьвоинская доблесть и абсолютная преданность сюзерену, у которого самурайбыл на службе. Служение господину составляло смысл жизни (кажется, можнобыло придумать что-нибудь позанимательнее на предмет смысла жизни, нозато понятно, почему и нынешние японцы так убиваются на работе).Пожертвовать собой в случае необходимости, согласно самурайскому кодексучести "Бусидо" (буквально — "путь воина"), считалось величайшимсчастьем. (Опять, чувствуете не-состыковку? Верю, что пожертвовать собой— это доблесть, но что это за счастье? А для них — счастье.)
В семнадцатом веке самураи, воинская аристократия, составляли десятуючасть населения. Это в истории Японии период объединения страны иокончательного формирования класса самураев. Сегун Тоётоми Хидэёси в1590 году разоружил простой люд, а самураев переселил в города. С этихпор знаком принадлежности к самурайскому классу стало ношение двухмечей. В 1600 году началось правление сегунов из династии ТокугаваИэя-су и связанный с ним удивительный, не имеющий аналогов в мировойистории этап в жизни страны — 250 лет мира! За это время самураи невыродились, а как раз наоборот — самурайские идеалы стали нормой жизнидля всего японского общества.
Первый теоретик бусидо Ямага Соко (1622-1685) писал: "От самурая нетребуется, чтобы он работал, — работа для простолюдинов- самураюзапрещено сражаться, потому что войны остались в прошлом. Так что же,самурай — паразит? Нет. Его миссия — давать японскому народу примерморального поведения, воспитывать нравственность в себе и в низших".
Известная самурайская максима гласит: "Просыпаясь утром, думай осмерти". Очень похоже на memento mori — "помни о смерти". По мне, таклучше "моментально в море", как в "Кавказской пленнице". Проснулся утроми пошел купаться в море — песок, теплая вода, а там, глядишь, ирусалочка вынырнет. Зачем думать о смерти: (Но это — лирическоеотступление.)
Конечно, с самого утра надо думать о смерти, если полагаешь, что жизньбез страдания — карма на ветер. И японцы в этом смысле впереди планетывсей. Это единственная в мире нация, эстетизировавшая и до мельчайшихподробностей разработавшая ритуальное самоубийство харакири.

Техника харакириЕсли вышеперечисленное нашло живой отклик в вашем сердце, то вот вашему вниманию краткое пособие по технике харакири.

ПОДГОТОВКА.Встать рано утром, чисто вымыться,расчесать и уложить ровно посередине бритой макушки самурайскую косичку(ее придется предварительно отрастить, а можно и не заморачиваться наэтом, потому что если человек, извините, лысый, то, что же,дискредитировать его по этому принципу?).
Ничего не есть и не пить, а задний проход заткнуть комком ваты — чтобы впоследний миг, когда воля уже не властвует над телом, не омрачитьконфузом совершенство происходящего (лично я предлагаю поставить с утракружку Эсмарха и не возиться потом с тампоном). Надеть парадное кимоно(смокинг, к сожалению, не подойдет и бабочка тоже лишнее, почему?поймете чуть позже). Надо написать прощальное трехстишие. Можночернилами, но лучше собственной кровью. Что-нибудь простое, без пафоса.
Например: Пришел, Увидел, Ухожу.
МЕСТО.Не там, где живут, едят и спят. Можно всаду. На земле циновка, покрытая белой материей, сверху алая подстилка.Над головой навес из белой ткани.
СВИДЕТЕЛИ. Должны присутствовать два человека, представитель власти,знаток церемониала и секундант, близкий друг, хорошо владеющий мечом (спредставителем власти, думаю, могут возникнуть проблемы).
ДЕЙСТВИЕ.Если хочется, можно сказать прощальныеслова. Но можно и промолчать. Друг подаст на подносе "вакидзаси",специальный кинжал. Надо спустить кимоно ниже пояса (а в смокинге будетнеудобно), рукава подвязать под коленями. Это важно, потому что падатьнавзничь неприлично, тело должно завалиться вперед, ничком.
Приспустите набедренную повязку пониже, размягчите напрягшиеся мышцыживота. Вонзите кинжал в левую нижнюю часть живота, доведите разрез доправого бока, а там поверни-
те клинок острой стороной кверху. Можно крест-накрест.
Не возбраняется проявлять фантазию — например, можете вырезать посредиживота "хиномару", национальный флаг Японии (а с другой стороны, зачемвам японский флаг, но не знаю, что посоветовать патриотам с триколором,вот если бы серп и молот... в общем, решайте сами, и лучше загодя, этовам не татуировка).
Дальше нужно вытянуть руки с высвободившимся кинжалом и наклонитьсявперед. Больше ничего не требуется. Друг, стоящий чуть позади с длинныммечом наготове, отсечет вам го-
лову одним красивым ударом. Хорошо бы, чтобы она не покатилась поземле, а повисла на лоскуте кожи, но это требует особого мастерства.
Трудно, конечно, с первого раза сделать все тип-топ. Но второго раза не будет.
Женщинам, как всегда, проще. Им достаточно сесть, вонзить кинжал себе вгорло (потому что они существа непостоянные и непонятно, где у нихдуша, сейчас тут, а через минуту уже в совершенно другом месте). Чтоважно для женщин, так это грациозно, увядшим цветком (!) склонитьсянабок.
  • 0


Оставить комментарий
загрузка...